Требует перемен. Рынок огнезащиты от углеводородного пожара

Углеводородный пожар в России одновременно существует и не существует. Рынку нужна огнезащита. Но четких отечественных методов испытаний для нее нет. И на этой границе вынужденно балансируют производители.

На бумаге

В 2015 в России появился ГОСТ ЕН 1363-2-2014 «Конструкции строительные. Испытания на огнестойкость. Часть 2. Альтернативные и дополнительные методы». Он официально ввел в обиход углеводородный температурный режим. Но даже спустя четыре года специалисты сомневаются, что такой тип пожара в России существует.

«Мое мнение на эту тему созвучно мнению “Газпрома” – углеводородного пожара в стране пока нет, – считает Дмитрий Гребцов, руководитель отдела перспективного развития “Территории цвета”. – Его нет, пока нет конкретной нормативной базы. Есть только переводной ГОСТ, который дает некие пути развития, но не дает никаких методик».

Согласен Олег Ламкин, вице-президент НСОПБ. «Для несущих конструкций углеводородного пожара в России не существует, – говорит представитель НСОПБ. – В России нет методов испытаний несущих конструкций по режиму углеводородного пожара. Есть ГОСТ, который относится только к ограждающим конструкциям».

Нормативное регулирование этого сегмента огнезащиты в начале пути. Первый шаг сделан – разработан ГОСТ ЕН 1363-2-2014. А дальше – без методики испытания – начинается импровизация. «Каждый производитель на свой вкус и цвет испытывает разработки», – утверждает Сергей Шабалин, руководитель направления огнезащитных материалов, AkzoNobel.

«В ГОСТ указаны отсылки на не переведенные в России и никаким образом не легализованные документы, и самого главного нет – гостированной методики испытаний на углеводородный режим. Мы можем принимать методику ГОСТ Р 53295-2009 “Средства огнезащиты для стальных конструкций. Общие требования. Метод определения огнезащитной эффективности” за основу, моделировать температурные режимы, но это нужно узаконить, а не оставлять на уровне догадок специалистов», – продолжает Д. Гребцов.

Взятый за основу

Нефтегазовый комплекс не ждет, пока разрешится буксующий нормативный вопрос по углеводородному пожару. Наносить материалы нужно, но какие?
По словам Д. Гребцова, «Роснефть» приняла углеводородный пожар за основу новых строительств, не имея под этим внутреннего регламента. «Поэтому “Роснефть” идет по граблям. Что предлагают, то и берут – закрываются бумажками. На самом деле требуется нормативная работа с конкретными результатами. Как бы не корили действующее законодательство за противоречия и разнотолки, но они, по крайней мере, дают почву для размышлений и поиска истины. В данном случае (речь про материалы для защиты от углеводородного горения, прим. ред.) требуется несколько точек для интерполяции. Нужно несколько нормативных актов, на которых специалисты строят понимание (о сегменте, прим.ред.). Это не только мое мнение, но и специалистов “Газпрома”, с которыми мы работаем. “Газпром нефть” углеводородный режим пожара для себя не рассматривает. Мы ждем законодательных нормативных подвижек», – рассказывает Д. Гребцов.

Тем не менее, нефтегаз присматривается к стандарту. «Смещаются в этот сектор (огнезащиты от углеводородного пожара, прим. ред.) проекты с новыми инвестициями и только в том случае, если в них изначально прописываются требования по международным или европейским стандартам», – утверждает специалист одного из крупнейших иностранных брендов.

По наблюдениям С. Шабалина, большинство нефтегазовых строек в России у крупных заказчиков (это могут быть заказчики на половину с иностранным капиталом) проектируют иностранные компании. «К таким большим проектам предъявляются в основном европейские требования. Конечно, их пытаются причесать, чтобы гармонизировать с российскими нормами», – рассказывает представитель AkzoNobel. По его словам, зарубежные специалисты, как EPC-контракторы, отвечают за проектирование, инжиниринг, строительство. Подписывая контракт, они берут на себя ответственность и несут гарантийные обязательства. Это они делают только при условии, что на откуп им отдают все стандарты. Поэтому если на объекте “по-нашему сделать”, то о каких гарантиях можно спрашивать иностранного подрядчика?

«За рубежом уже давно жестко зафиксированы требования по углеводородному горению. В России они только набирают силу. На некоторых нефтегазовых заводах все еще используются тонкослойные акриловые материалы», – говорит представитель одной из крупнейших иностранных компаний-производителей ЛКМ и огнезащитных покрытий. Отчасти согласен с ним С. Шабалин. Не все представители нефтегазового бизнеса развернулись в сторону углеводородного горения. Касается это НПЗ с полностью российским капиталом.

«Понятно, что стандарт в России не обязательный. И есть объекты, на которых до сих пор применяют материалы для защиты от целлюлозного горения. Но есть и более продуманные подходы с перспективой на будущее, когда заказчик понимает, что инвестиции в защиту от целлюлозного пожара объект не спасут. Поэтому они готовы инвестировать больше. Возможно с присвоением обязательного статуса ГОСТу ситуация выровняется», – размышляет специалист AkzoNobel.

Свой курс

Поддерживает позицию российских ПНЗ Сергей Костиков, генеральный директор «Спецэнерготехники». «Они правильно не меняют вектор (на защиту от углеводородного пожара, прим. ред.), поскольку конкретных ситуаций, когда реализуется углеводородный пожар, немного. Когда говорят про углеводородный пожар, его часто ассоциируют с просто горением углеводородов. На самом деле он возможен там, где газ или нефть находятся под большим давлением, когда факел вырывается со скоростью реак тивного двигателя. Таких мест либо мало на современных заводах, либо, в случае пожара, системы быстро выключаются и давление снижается. Нужно конкретно рассматривать, где может произойти такая ситуация, а не применять ее на весь объект целиком. Это приводит только к удорожанию проекта. Стоимость огнезащиты от углеводородного горения в два раза выше материалов для целлюлозного пожара. Для проектировщиков нужно подготовить четкое руководства, где реализуется углеводородный, а где целлюлозный пожар», – высказывается специалист. Без такой подсказки, как считает специалист, проектные организации находятся в тяжелом положении.

Углеводородный режим пожара реализуется исключительно на морских нефтедобывающих платформах и отчасти в тоннелях большой протяженности, утверждает О. Ламкин. По словам эксперта, это одна из причин, почему в ГОСТ Р 53295-2009 «Средства огнезащиты для стальных конструкций. Общие требования. Метод определения огнезащитной эффективности» не удалось включить режим испытаний по углеводородному пожару даже в качестве добровольного. И главная причина, почему его не включили в ГОСТ, – в России нет печей, которые “вытягивают” углеводородный пожар. В целом эксперт видит больше смысла в совершенствовании ГОСТ Р 53309-2009 «Здания и фрагменты зданий. Метод натурных огневых испытаний. Общие требования», чем в развитии углеводородного режима. «У нас есть ГОСТ Р 53309-2009. Вместо того, чтобы создавать фрагменты зданий и проводить натурные огневые испытания. Мы занимаемся подменой понятий. Мы подменяем реальный ГОСТ углеводородными кривыми. Мы занимаемся несуществующим углеводородным пожаром. А это повод к недобросовестной конкуренции и дополнительной нагрузке на бизнес, – утверждает О. Ламкин. – Как не допустить недобросовестной конкуренции – вот в чем вопрос. Ну, придумали несуществующий в природе углеводородный пожар, чтобы попасть на нефтяные и газовые “жирные” площадки. Завтра еще какой-нибудь придумают. Не пора-ли делом заняться, а не удовлетворять собственные амбиции за счет государства и отчасти инвесторов, которые в инженерном искусстве, как правило, не сильны?»

Сергей Серегин, президент НСОПБ

Сегодня на российском рынке представлен широкий спектр огнезащитных составов. Федеральным законом от 22 июля 2008 года № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» определено, что они должны пройти подтверждение соответствия в форме сертификации.

Однако обязательных требований по подтверждению соответствия огнезащитных составов, предназначенных для защиты от углеводородного горения, к сожалению, нет. Подтверждение соответствия проводится по требованиям целлюлозного горения. Одновременно подтверждение соответствия составов, предназначенных для защиты от углеводородного горения, возможно только в рамках добровольного подтверждения соответствия.

За рубежом есть методики и требования для обязательного подтверждения соответствия в зависимости от области применения огнезащитных составов. Если этот состав применяется в нефтегазовой отрасли, то необходимо пройти подтверждение соответствия огнезащиты для защиты от углеводородного горения. Нам необходимо перенимать опыт зарубежных коллег.

Марина Гравит, к.т.н., доцент, доцент кафедры «Строительство уникальных зданий и сооружений» Санкт-Петербургского политехнического университете Петра Великого (ФГАОУ ВО СПбПУ)

Совсем недавно, 9 апреля 2019 года, в Санкт-Петербурге подписана Программа по стандартизации развития технологий и техники в области нефтепереработки, нефтехимии, переработки и сжижения природного газа (СПГ) (документ подписан в Санкт-Петербурге в рамках V Международного арктического форума «Арктика – территория диалога», прим. ред.), в том числе для проектов на платформах (основаниях) гравитационного типа с технологическими линиями производства СПГ, а также осуществляющих транспортировку СПГ судов-газовозов. Программа подписана представителями ТК 23«Нефтяная и газовая промышленность» (ТК 23), ПАО «Газпром», Минпромторга РФ и Росстандарта.

Реализация Программы рассчитана до 2023 года. Предполагается разработать единые стандарты к проектированию и выпуску оборудования и конструкционных материалов для средне- и крупнотоннажного производства СПГ, для объектов нефтегазохимии и нефтегазопереработки.

Мы в данном направлении отстаем от Норвегии, США, Франции, в которых действует множество нормативных документов в области нефтегазодобычи и переработки. Например, стандарты АРI (American Petroleum Institute) разработаны в 20-х годах прошлого века. Есть ряд стандартов, которые могли бы эффективно работать на российском нормативном поле, например, API 2218: 2013 Fireproofing practices in petroleum and petrochemical
processing plants; АРI 2510: Design and Construction of LPG Installations; API RP 14G Recommended Practice for Fire Prevention and Control on Fixed Open-type Offshore Production Platforms и некоторые другие.

Также в скором времени ожидается выход стандарта с требованиями по огнезащитным материалам от ПАО «Газпром» для системы добровольной сертификации «Интергазсерт».

Что касается гармонизации ГОСТ Р ЕН 1363-2-2014 с европейским EN 1363-1, пока ничего не происходит. По ГОСТ Р ЕН 1363-2-2014 возможно провести испытания в рамках добровольной сертификации с собственной методикой, представленной в СТО производителя (заявителя). Такая ситуация законна, но методики эти не аттестованы и различаются между собой. Есть ряд лабораторий, которые могут провести испытания конструкций в условиях углеводородного режима: ФГБУ ВНИИПО, МГСУ, ЗАО-Огнестойкость.

Андрей Пехотиков, к.т.н., начальник отдела огнестойкости строительных конструкций и инженерного оборудования ФГБУ ВНИИПО МЧС России

Средства огнезащиты для стальных конструкций подлежат обязательному подтверждению соответствия в форме сертификации требованиям ФЗ от 22 июля 2008 г. № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» в части ст. 81, 136, 146, 150. Для подтверждения соответствия требованиям № 123-ФЗ, в соответствии с приказом Росстандарта от 17.04.2019 г. № 832 применяется ГОСТ Р 53295-2009 «Средства огнезащиты для стальных конструкций. Общие требования. Метод определения огнезащитной эффективности». Методика ГОСТ Р 53295-2009 предусматривает стандартный температурный режим по ГОСТ 30247.0-94 «Конструкции строительные. Методы испытаний на огнестойкость. Общие требования».

Стальные конструкции с нанесенными средствами огнезащиты должны соответствовать требованиям по огнестойкости, установленным в ст. 35, 87, 88 и табл. 21, 23 № 123-ФЗ, а также в нормативных документах по пожарной безопасности. Все эти обязательные требования основаны на стандартном температурном режиме, который, в целях стандартизации, по сути, регламентирует только время теплового воздействия на конструкцию, нормативно зависящее от функционального назначения здания (сооружения) и его технических параметров. Использование температурного воздействия в условиях углеводородного пожара по ГОСТ Р ЕН 1363-2-2014 «Конструкции строительные. Испытания на огнестойкость. Часть 2. Альтернативные и дополнительные методы» в целях обязательного подтверждения соответствия в РФ не предусмотрено. Указанная методика может быть использована при добровольной сертификации средств огнезащиты, при проведении качественных испытаний на соответствие требованиям заказчика, а также ведомственных нормативных документов.

К недостаткам ГОСТ ЕН 1363-2-2014 можно отнести:
— использование в ссылках не гармонизированных иностранных нормативных документов;
— отсутствие специфических обозначений, характеризующих различные типы воздействий;
— отсутствие методик и критериев оценки строительных конструкций при различных типах воздействий.

По моему мнению, не нужно вносить изменения и развивать ГОСТ ЕН 1363-2-2014, поскольку считаю этот стандарт «временным» на период отсутствия соответствующих методик.

В части методов испытаний целесообразнее развивать межгосударственный основополагающий стандарт ГОСТ 30247.0-94 в области установления альтернативных температурных режимов и обозначений к ним, а также разрабатывать новые методы испытаний, в частности при температурном воздействии углеводородного пожара, ссылаясь при этом уже на ГОСТ 30247.0-94. Когда будут разработаны соответствующие методики, станет возможным внесение изменений в нормативные документы по пожарной безопасности (СП).

Опубликовано в журнале «Промышленные покрытия» №5-6 2019, автор Анастасия Крутикова

Фото: marketrealist.imgix.net

 

Смотрите также

Тюмень примет конференцию «Огнезащита и пожарная безопасность объектов НГК»

Нефтегазовая столица России 28 ноября превратится в площадку для обсуждения проблем, технологий и новинок в …

Комментарии

  1. Людмила

    В свое время просматривалось Изменение № 1 к ГОСТ 30247.0-94… Была надежда на то, что в нормативной базе происходят какие-то сдвиги в отношении методики на испытания в условиях углеводородного пожара. Все прекрасно знают. что на крупных объектах НГК применяются огнезащитные материалы импортного производства, т.к. есть уверенность в качестве этих материалов благодаря уже давно сложившейся за рубежом сбалансированной нормативной базе. А у нас… если по нормативным документам мы говорим, что у нас нет углеводородного пожара, тогда на каком уровне мы находимся по пожарной безопасности? И какие материалы могут попасть на объекты НГК: импорт или отечественный контрафакт?

Добавить комментарий